«Нескучный русский»
Язык и его функции. Выпуск 250
Вопрос-ответ

Как происзносить слово "жюри"?

Слово "амбициозный" имеет негативный или позитивный оттенок?

Есть ли в этом предложении инфинитивное подлежащие? Предложение: "Забрать котенка с собой не получится"; Забрать котенка с собой не получится. Что сделает? — не получится, сказуемое, выраженное глаголом в буд. вр. Не получится что? — забрать — подлежащее, выраженное инфинитивом. Но согласно правилам русского языка "при инфинитивном подлежащем не может употребляться глагольное сказуемое". Так каким членом предложения является глагол "не получится".

  1. Главная
  2. Новости

«Мне смешно — я всё ещё не умер»

«Поэзия Летова – это монолитный текст,

который характеризуется целостностью смыслов и интенций,

удерживаемой ясным и осмысленным мировоззрением художника».

Д. Карпов

 

ЛЕТОВСКИЙ СБОРНИК: СТАТЬИ О ТВОРЧЕСТВЕ ЕГОРА ЛЕТОВА. М.: Бультерьер, 2017.

От редакторов: Почему наш выбор пал именно на Летова? Дело в том, что его творческий опыт оказался намного шире собственно рок-музыки и рок-поэзии, с которыми его имя связано в первую очередь. Летов сделал удивительно много в самых разных областях. Например, его песенные и стихотворные тексты уже в 1990-е годы воспринимались как значимая часть современной – «книжной», «цеховой» – поэзии. Его понимание музыки, литературного творчества, сценического и политического акционизма как различных «опций» актуального искусства, не замкнутого на себе и не закрепленного раз и навсегда за тем или иным типом дискурсивности, делает его наследие соотносимым с произведениями современных художников. В то же время летовское творчество не перестает быть выдающимся явлением музыкальной культуры. Кроме того, тексты Летова (а это и песни, и стихи, и различные высказывания – от эстетических до политических, это поступки и личностные качества, это, наконец, «текст жизни» и «текст смерти») оказали большое влияние на картину мира, смысловой и ценностный горизонт нескольких поколений. И со временем это влияние только возрастает. Перед нами автор, который создал, развил и утвердил свой уникальный язык, узнаваемый в любой из его культурных ипостасей. Очень немного фигур такого масштаба найдётся в недавней истории нашей страны.

«Летовский сборник» – первое научное издание, в котором предпринимается попытка осмыслить «феномен Егора Летова». Предмет интереса авторов – это и особенности поэтики песни как синтетического произведения, и языковая организация песенных и стихотворных текстов, и вариативность, и циклизация, и интертекстуальные взаимосвязи. В статьях затрагиваются проблемы читательской рецепции и интерпретации летовского творчества, специфика философской и эстетической позиции поэта, её соотношение с другими художественными тенденциями современности.

Олеся Темиршина. «Руками не потрогать, словами не назвать». Типология ошибок в текстах Егора Летова: «Одной из важнейших тем поэзии Летова становится тема процессуальности истинной реальности, которая является текучей и неуловимой. <…> Возникает вопрос о локализации этой реальности: где она находится, в рамках каких координат ее необходимо рассматривать? Именно комплексное мышление подсказывает нам ответ на этот вопрос. Эта реальность – внутренняя, интроецированная, причудливо комбинирующая по законам сновидения внешние стимулы в психоделический калейдоскоп. Слова больше не привязываются к предметам, лексические значения плывут и трансформируются в соответствии с неуловимой логикой этого внутреннего мира, который “руками не потрогать словами не назвать”».

Анатолий Корчинский. Комментарий к мифу: Егор Летов о своих текстах: «Летов принадлежит к числу авторов, склонных к интенсивной мировоззренческой и творческой рефлексии. При всей «постинтеллектуальной» непосредственности его песен, вызывающих у слушателей чрезвычайно сильные эмоции и побуждающих к тем или иным энергичным действиям, они требуют немалой мыслительной работы, изобилуя апориями, парадоксами, нестандартными семантическими связями. Кроме того, Летов – поэт, неустанно размышляющий о смысле своей художественной работы. На протяжении всей творческой жизни он подвергал ревизии уже сделанное и стремился сформулировать текущие эстетические принципы, а также – правила и условия своего взаимодействия с публикой. <…> В случае Летова, неотступно комментирующего и интерпретирующего свои стихи и песни, можно заметить, что ему мало-помалу удается выстроить довольно стройную эстетическую программу.

По своему характеру летовские метатексты можно условно разделить на три вида. Во-первых, это реальные комментарии к песням и стихам, творческая история отдельных альбомов и «хитов». Во-вторых, это разного рода попытки автора сформулировать правила понимания собственных текстов. Они представлены в виде «правильных» толкований известных песен, суждений о художественной природе созданных ранее текстов и т.д. Этот тип высказываний включает в себя и автометапаратексты с их функцией «настройки» слушательского восприятия. Но, взятые как целое, эти самоинтерпретации представляют собой не столько инструмент ситуативного воздействия на аудиторию (на концерте или в отдельном интервью), сколько связующее звено между изолированным суждением и положениями стратегического порядка, обобщающими творческий опыт автора. Третий тип высказываний – более отвлеченные размышления о природе и задачах искусства, о том, каким оно должно быть, как его нужно «делать» и т.д.».

Мария Кучеренко, Александра Ярко. «Русское поле экспериментов» Егора Летова как антиутопия в лирике: «… рок-песня как синтетическое лирическое произведение передаёт ужас тоталитарного государства не через рассказ о преступлениях системы, а через внутренний мир субъекта, изображаемый при помощи сложного единства вербального субтекста (имперсональность), музыкального субтекста и исполнительского сверхтекста».

Кристина Пауэр. Структура художественного пространства в песне Егора Летова «Снаружи всех измерений»: «Цель лирического героя Летова – выйти “за рамки людских представлений”, за пределы, так как истинный смысл находится “по ту сторону”. Здесь обнаруживает себя как апелляция к авангардной концепции – новый (“заумный”) язык для нового опыта, так и понимание утопичности подобного “выхода из ума”, которое у Ле-това сразу же ассоциируется со смертью – “выйти из ума” равно “покончить с собой”. Обретение истины происходит путём перехода из жизни через смерть в пространство “там”».

Юрий Доманский. «И снова темно» Егора Летова: попытка интерпретации: «… при любой из трактовок припева песни Летова сохранится оппозиция света и тьмы, реализованная во временнóй оппозиции мгновенья и вечности. И целая вечность (или, по крайней мере, долгое время) будет соотноситься с тьмой, со злом, а лишь мгновенье (даже если это мгновенье – человеческая жизнь или вообще вся мировая история от её начала до окончания) – со светом, с добром. Такова авторская концепция распределения сил зла и добра в мире, концепция, реализованная в лирическом высказывании. И концепция не такая уж и мрачная, как может показаться, – ведь свет, пусть и на мгновенье, но всё же вспыхнул. И, возможно, это свет для всех людей, свет для мира».

Денис Карпов. «Маятник качнется в правильную сторону»? (Время в поэзии Егора Летова середины 1990-х гг.): «… время в мире Летова как бы застыло, исчезло. И с ним исчезло и существующее. Времени нет, значит, нет и протяжённости во времени, изменения. Значит всё – настоящее.

Если всё “сейчас”, то герой находится в состоянии вечности или близком к таковому… <…> Таким образом, давая “миру без греха” целый ряд <…> неопределённых характеристик, поэт создаёт картину мира хаотического, где уже нарушены линейность, последовательность, логичность и т.п. Единственная характеристика, которая явно присутствует и подчёркивается каждой строкой, это неопределённость. Именно это акцентируется частотным в произведениях Летова союзом “словно”».

Нина Валеева. Опыт лингвистического анализа летовских текстов (на примере песни «Передозировка»): «Следует также обратить внимание на авторские словосочетания. Помимо столь характерных для Летова метких и неожиданных эпитетов, дающих необычайно яркие и выразительные образы (что – опять же в контексте общей метафоры – в данном случае более чем уместно), имеются еще специфические нарушения сочетаемости (затяжные коридоры, плачевные гримасы); здесь нужное слово замещается на пароним или просто слово того же корня, герой, сознание которого все больше туманится, как бы не в состоянии вспомнить правильных коллокаций, однако порождаемые им контаминативные сочетания обладают удвоенной экспрессивной силой. <…> Очевидна также «детская» тема, весьма характерный приём летовских текстов: оловянный солдатик, заводная мышь, земляничные поляны, голубой вагон. Всё это поддерживает идею вторжения жестокой, монотонной, наводящей тоску и ужас реальности во внутреннее пространство героя и его незащищенности перед этой реальностью, неспособности ей сопротивляться, сохранять контроль”».

Галина Шпилевая, Дмитрий Скобелев. Некоторые замечания о поэтике стихотворения-песни Егора Летова «Они сражались за Родину»: «Если бы Летов родился в другое время и в другом месте, то эмпирическим материалом для него, возможно, стали бы события 1789, 1848 или 1870 гг. Но он жил в XX веке, поэтому «обозначался» в своей лирической системе с ‘воспринимающей стороной”, исходя из 1917 и 1941–1945 гг. Однако это “числитель” летовских произведений, в “знаменателе” – история человечества, всеобщая история, вехи которой (так уж сложилось) расставлены не там, где совершались великие научные открытия или создавались гениальные произведения искусства, а там, где гибли миллионы людей (и разрушались культурные ценности), менялась власть».

Георгий Квятковский. Егор Летов: от анархизма и экзистенциализма к ницшеанству: «Полная свобода оказывается недостижимой в современном мире, вынуждающем сосредоточиться как раз на борьбе за существование. Таким образом, при невозможности победы над абсурдом повседневной жизни можно победить себя, преобразовать себя в субъекта, с высоты полета которого повседневный абсурд незаметен, и таким образом переродиться из обычного человека в Сверхчеловека. Представляется, что Летов в полной мере прошел этот путь, по крайней мере, как творец собственного художественного мира, придя к пониманию бесперспективности гуманистического проекта, а возможно, к идее вечного возвращения одних и тех же объектов борьбы».

Андрей Павлов. Массовая рецепция творчества Егора Летова в YouTube: фанвиды как форма борьбы за (контр)культурные значения: «К первой популярной тематической группе можно отнести фанвиды, главным объектом которых оказывается сам Летов как культовый автор. В этом случае видеоряд и комментарии представляют собой своеобразный оммаж пользователей личности любимого исполнителя. <…> Вторая тематическая группа связана с ностальгией по советскому (и шире – национальному) прошлому или советскому детству. К этой достаточно многочисленной группе относятся видеоклипы на летовские песни «Родина», «Собаки», «Нечего терять» и его ремейки советских песен «Город детства», «На дальней станции сойду». В подобных фанвидах видеоряд часто строится по принципу смысловой и аффективной оппозиции. <…> Как отдельную тематическую группу можно выделить видеоклипы, связанные с темой войны. К ним относятся фанвиды на песни «Туман», «Солдатами не рождаются», «Долгая счастливая жизнь», «Дембельская», «На всю оставшуюся жизнь…». <…> Еще одну группу составляют видеоклипы, в которых на летовские тексты наложены визуальные символы социального и политического неблагополучия (образы наркоманов, инвалидов, нищих, беспризорников, митингующих)… Наиболее популярными фанвидами такого рода являются видеоклипы на песни «Непрерывный суицид», «На исходе дня», «Вечная весна». <…> Последнюю и, вопреки ожиданиям, относительно небольшую группу составляют видеоролики, главной темой которых становится социальный и политический протест («Винтовка – это праздник», «Свобода»). Как и в случае с исходными летовскими текстами, видеоряд в фанвидах на эти песни скорее отсылает нас к эстетике экзистенциального отчаяния и индивидуального бунта, чем является призывом к конкретным формам социального и политического протеста».

Александра Данилевская, Аркадий Кузнецов. Современная интерпретация феномена западносибирской контркультуры 1980-90-х гг. в социальных сетях: «Одним из самых ярких представителей «сибирского панка» по праву считается Егор Летов, лидер группы «Гражданская оборона». Проведенные исследования показывают рост аудитории его поклонников в период с 2015 года, что связано с популярностью социальных сетей среди старших школьников и студентов. Интернет стал площадкой для распространения эксцентричных идей и визуального ряда, которые не рассчитаны на среднестатистического потребителя медиапродукции. Кроме того, меняется возраст и социальный статус сторонников контркультуры: если раньше слушателями «Гражданской обороны» чаще всего называли совершеннолетних, определяемых как «маргинальная молодежь», то сейчас творчеством Егора Летова начинают интересоваться школьники от 15 лет».

 

КРАТКИЙ ОБЗОР НАУЧНЫХ СТАТЕЙ О ТВОРЧЕСТВЕ Е. ЛЕТОВА

О. Темиршина «К ВОПРОСУ О ЗВУКЕ В ПОЭЗИИ: ФОНОСЕМАНТИКА ЕГОРА ЛЕТОВА»: Цель работы: исследовать фонопоэтику Егора Летова в семантическом аспекте. Материалом исследования является корпус поэтических текстов Летова. В работе используется метод фоносемантического анализа поэтического текста. Сущность этого метода заключается в выявлении звукоизобразительных компонентов поэтической лексики в соотнесении с их лингвистическими и психолингвистическими характеристиками. Именно поэтому для настоящей статьи ключевыми стали методологические установки, восходящие, с одной стороны, к лингвистической фоносемантике, а с другой — к отечественной психолингвистике. Центральным понятием работы стало понятие звукоизобразительности. Источник: Русистика и компаративистика: Сб. науч. трудов по филологии / Гл. ред. С. А. Васильев. Вып. XIII. М.: Книгодел, 2019. — 316 с. (Научное издание.)

О. Темиршина «ПОЭТИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ ЛИРИКИ ЛЕТОВА И МАЯКОВСКОГО: ОТ МОДЕЛИ МИРА К ЯЗЫКУ». В статье рассматривается поэзия Е. Летова и В. Маяковского в типологическом аспекте. Доказывается, что ключевую роль в типологическом сравнении разных поэтических систем играют категории телесности и пространства, которые, метафорически кодируя отношения человека и мира, выполняют в тексте «конструктивную» функцию. Показано, что схема взаимодействия телесности и пространства в лирике Летова и Маяковского обусловливает важнейшие особенности поэтической семантики и грамматики их текстов. Источник: Вестник Томского государственного университета. Филология. 2017. № 49

А. Черняков «ТРИ “ДУРАЧКА”: ОБ ОДНОМ ЛЕТОВСКОМ ОБРАЗЕ В ПЕРСПЕКТИВЕ РУССКОГО РЭПА». Статья посвящена сопоставительному анализу песен «Про дурачка» Е. Летова, «Дурачок» группы «25/17» и «Дурачок» Хаски, установлению путей рецепции летовского творчества в русском рэпе. Вынесенная в сильную текстовую позицию лексема «дурачок» рассматривается как знак поэтического диалога русского рэпа с рок-традицией, как семантический оператор интертекстуального «сотрудничества» Летова с современной музыкальной парадигмой. Исследуются образные и дискурсивные переклички трех песен, позволяющие говорить о летовской песне «Про дурачка» как об источнике художественной инспирации русского рэпа. Источник: Русская рок-поэзия: текст и контекст. Екатеринбург, 2018. Вып. 18.

«"БЕЗ МЕНЯ": 10 ЛЕТ БЕЗ ЕГОРА ЛЕТОВА — 10 ЛЕТ С ЕГОРОМ ЛЕТОВЫМ» (обзор международной филологической конференции)

Творчество поэта и музыканта Егора Летова (1964—2008), лидера группы «Гражданская оборона», одного из ключевых представителей отечественного музыкально-поэтического андерграунда 1980-х — 2000-х годов, в последние два десятилетия достаточно регулярно попадает в поле исследовательского интереса российских и зарубежных филологов. Состоявшаяся 3 марта 2018 г. в Российском государственном гуманитарном университете (Москва) международная филологическая конференция «"Без меня": 10 лет без Егора Летова — 10 лет с Егором Летовым», приуроченная к 10-летию со дня смерти Летова, стала логическим итогом работы Летовского семинара, который действует в РГГУ с 2004 года. Исследовательские материалы, представленные на более чем 20 заседаниях семинара, уже сформировали широкий аналитический контекст изучения историко-биографических, поэтологических, искусствоведческих и культурологических сюжетов творчества Летова, и этот контекст явно нуждается в суммирующем взгляде; опытом подобного целостного взгляда стала прошедшая в РГГУ конференции. Источник: Вестник БФУ им. И. Канта. Серия: Филология, педагогика, психология. 2018. № 3.

А. Черняков, Т. Цвигун «“ГРАММАТИКА ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИИ” В ИДИОСТИЛЕ ЕГОРА ЛЕТОВА»: В аспекте «поэзии грамматики» в статье рассматриваются некоторые стратегии в идиостиле Егора Летова, связанные с выражением субъектной позиции в художественном тексте. Анализируется ряд моделей поэтического синтаксиса: субъектно-предикатные отношения, инфинитивное письмо. Устанавливаются некоторые константы поэтической картины мира Егора Летова, характеризующие положение «Я» в мире. Источник: Вестник Балтийского федерального ун-та им. И. Канта. Сер.: Филология, педагогика, психология. 2016. № 4.

А. Черняков, Т. Цвигун «СНАРУЖИ ВСЕХ ИЗМЕРЕНИЙ»:

ИМПЕРСОНАЛЬНАЯ ТОПИКА ЕГОРА ЛЕТОВА. Статья посвящена исследованию мотивного комплекса имперсональности в поэтике Егора Летова, рассмотренного в единстве устойчивых образных рядов и типовых стратегий поэтического языка. Существование в мире, по Летову, представляет собой движущуюся границу, в постоянном утверждении-преодолении которой концептуализируется бытие лирического Я; этот экзистенциальный конфликт, чьим присутствием отмечены стихи и песни разных периодов творчества Егора Летова, рассматривается как одна из важнейших констант его персональной поэтической онтологии. Источник: Вестник БФУ им. И. Канта. Серия: Филология, педагогика, психология. 2017. № 4.

А. Черняков, Т. Цвигун «ПОДСТУПЫ К ПОЭТИЧЕСКОМУ ЯЗЫКУ ЕГОРА ЛЕТОВА: ПЕРСОНАЛЬНОСТЬ / ИМПЕРСОНАЛЬНОСТЬ. В статье анализируются лексические и грамматические средства выражения авторского Я в идиостиле Егора Летова. Описывается внутренняя динамика персональности/имперсональности в проекции на константы художественной модели мира поэта. Источник: Подробности словесности: Сборник статей. СПб., 2016.

РУССКАЯ РОК-ПОЭЗИЯ: ТЕКСТ И КОНТЕКСТ (2013 г.):

А. Новицкая «ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ТВОРЧЕСТВА ЕГОРА ЛЕТОВА». В начале творческого пути Егора Летова он является бунтарём, а к концу отказывается от любого противостояния чему бы то ни было существующему и если сперва принимает хоть какие-то попытки покинуть реальность, отделить её от себя, то затем полностью прекращает любое движение.

РУССКАЯ РОК-ПОЭЗИЯ: ТЕКСТ И КОНТЕКСТ (2014 г.):

А. Новицкая «”ТОШНОТА” ЕГОРА ЛЕТОВА. АНАЛИЗ ОДНОГО ТЕКСТА». Анализ одного текста из альбома 1988 года советского и российского рок-поэта Егора Летова. Лирический герой вступает в поединок с собственной телесностью... Телесное бытие в пространстве Летова противоречит духовной жизни, и лирический герой – «собрав всю волю воедино» – делает выбор в пользу духовного функционирования, буквально противостоя потребностям своего организма.

Е. Шерстнёва «КТО СКАЗАЛ «ХОЙ»? (СПЕЦИФИКА ЛЕТОВСКОГО ИНТЕРТЕКСТА)». Попадая в летовский текст, чужое слово теряет свзяь со своим изначальным контекстом, это уже летовское слово. Формально это выражается в том, что в тесной сети цитатных переплетений большинство отсылок не угадывается моментально и не имеет установки на узнаваемость.

М. Пехарева «ИДИОСТИЛЬ ЕГОРА ЛЕТОВА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ГЛУБИНЫ ТЕКСТА». Значительная глубина произведений Егора Летова, а, следовательно, и важность их восприятия, связана с мировоззренческими установками автора. Осложнение структуры текста для восприятия вызвано, в первую очередь, видением мира как хаоса, в котором невозможен порядок. Ослабление синтаксической связности текста (парцелляция, эллипсис), разрушение грамматических норм свидетельствуют о неупорядоченности мира.

Г. Шостак «ЕГОР ЛЕТОВ И МИША ПАНК: ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ТРАДИЦИЙ (НА МАТЕРИАЛЕ АЛЬБОМА ГРУППЫ «РОВНА» «НИКАК НЕ НАЗЫВАЕТСЯ»)». В статье рассматривается преемственность традиций между основателями сибирского панка, омской группой «Гражданская Оборона», и её последователями и продолжателями (на примере ровенской группы «Ровна»). Автор выявляет сходства и различия между творчеством лидеров упомянутых групп – Егора Летова и Миши Панка, сопоставляет цитаты обоих рок-поэтов.

А. Новицкая «МОТИВ ВОЗВРАЩЕНИЯ В ТВОРЧЕСТВЕ ЕГОРА ЛЕТОВА». Желанное пространство «дома» для лирического героя Летова остаётся недоступным: оно ни разу не изображается ни в одном тексте. Все действия героя могут быть направлены на то, чтобы вернуться домой, но удаётся ли ему это - Летов не упоминает. Возможно, для него это вообще не важно, так как само движение здесь оказывается несравнимо важнее достижения.

А. Корчинский «ПЕСНИ ЕГОРА ЛЕТОВА: ТЕКСТ И ПЕРФОРМАНС». Летовское творчество всегда было ориентировано на различные социальные группы и субкультуры. Отсюда своего рода конкуренция среди слушателей за то, чью же позицию в социальном поле выражает Летов и в русле каких ценностей следует понимать его песни. Так или иначе, мощный перформативный потенциал его песен имел своим следствием коллективные поведенческие реакции во время концертов.

Д. Карпов «РОМАН Ю. МАМЛЕЕВА «ШАТУНЫ» КАК ПРЕДТЕКСТ СТИХОТВОРЕНИЯ Е. ЛЕТОВА «ВСЕЛЕНСКАЯ БОЛЬШАЯ ЛЮБОВЬ». Поэзия Летова ориентирована на интертекст: при этом диапазон претекстов достаточно широк – от советского гипертекста до литературных и философских маргиналий. В то же время поэзия Летова – это монолитный текст, который характеризуется целостностью смыслов и интенций, удерживаемой ясным и осмысленным мировоззрением художника. Даже при первом ознакомлении творчество Е. Летова производит впечатление результата напряжённой интеллектуальной работы, что ярко выделяет его на фоне других панк-авторов. С течением времени степень философичности текстов только увеличивается, многие критики сходятся на том, что последние три альбома – произведения нового уровня, о которых говорят как о новом метафизическом послании музыканта своим слушателям.

Ю. В. Доманский «ДОЛГАЯ СЧАСТЛИВАЯ ЖИЗНЬ: ГЕННАДИЙ ШПАЛИКОВ, ЕГОР ЛЕТОВ, БОРИС ХЛЕБНИКОВ». Три автора в разное время в разных видах искусства использовали в сильных позициях своих текстов одну и ту же словесную формулу – «Долгая счастливая жизнь». На первый взгляд, формула эта сама по себе несёт позитивное значение, но это именно на первый взгляд, ведь даже в отрыве от текстов она напоминает клише советских времён, что строились на попытках словесного улучшения негативной реальности. И текстами, идущими следом за названной формулой, и Шпаликов, и Летов, и Хлебников эту формулу дискредитируют – каждый по-своему, средствами своего искусства. Вернее, даже не дискредитируют, поскольку формула дискредитирована изначально сама по себе, а разворачивают свёрнутый в формуле «Долгая счастливая жизнь» негатив.

О. Темиршина «ПОЭТИКА ДЕФОРМАЦИИ. ОБРАЗЫ ТЕЛЕСНОГО В ПОЭЗИИ ЕГОРА ЛЕТОВА». Тело в его текстах, как правило, связывается с мотивом умирания-уничтожения. Момент смерти оказывается принципиально важным для обретения телесностью её собственного онтологического статуса. Что же происходит с телом после смерти? Когда всё заканчивается, граница между телом и миром не просто деформируется, она исчезает. В результате этой нейтрализации появляется некое третье пространство, где внешнее и внутреннее сливаются. Это пространство без границ и оппозиций, оно текучее и недискретное. Главная его особенность заключается в том, что здесь нет «снаружи» и «внутри», так как тело не отделено от мира.

 

Передача о Е. Летове на радио "Маяк"

Читать стихи Егора Летова

Сайт «Гражданской обороны»

Спецпроект «Медузы» к 55-летию Е. Летова

Книги Летова и о Летове

Проверка слова Все сервисы
  • ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА ИМЕНИ В.В. ВИНОГРАДОВА РАН
  • Фонд Русский мир
  • Словари 21 века
  • Грамота ру
  • ЖУРНАЛ «РУССКИЙ МИР.RU»