«Нескучный русский»
Язык и его функции. Выпуск 250
Вопрос-ответ

Как правильно пишется в день рождения (е)?

Взимание налога - интересует произношение первого слова в этом выражении: вз(И)мание или вз(Ы)мание? Или оба варианта будут правильными?

Подскажите, пожалуйста, ударение в слове "вероисповедание".

  1. Главная
  2. Новости

Свои люди

В День семьи, любви и верности поговорим о терминах родства в русском языке. Тема эта актуальна, поскольку сейчас, наверное, только старшее поколение понимает, чем шурин от деверя отличается, а золовка от ятровки.

В народе говорят: Зять любит взять, тесть любить честь, а шурин глаза щурит. Довольно тонко подмечено. Зятю, конечно, нравится, когда его любят, одаривают, привечают, угощают. Тестю в силу возраста нравится уважительное к нему отношение. Неясно только, почему щурится шурин? Хитрый какой-то родственник. Помните, как в песне у Высоцкого: «Послушай, Зин, не трогай шурина! Какой ни есть, а он родня…». Шурин - это брат жены, а брат мужа – деверь. И вся мужская часть семьи, как правило, легко находит общий язык, чего не скажешь о женской.

 Про золовку, сестру мужа, в русском языке есть не очень приятные поговорки: золовка – злая головка, золовка - змеиная головка, хитра золовка на уловки. Эти характеристики можно услышать из уст невестки, только что пришедшей в семью, робкой на первых порах. А золовка-колотовка там уже всё знает и, видимо, легко манипулирует домочадцами. Почему колотовка? Нет, не потому, что колотит бедную невестку. Колотовка (она же мутовка) – слово многозначное. В толковых словарях можно прочитать, что это и водяная мельница с поперечными лопастями, и деревянная лопаточка для взбивания, смешивания, и злая сварливая баба. Отсюда и одно из значений глагола колотовничать – шуметь, сплетничать, ссорить людей, браниться, говорить наперекор.

Если у мужниного брата, деверя, есть жена, то это ятровка, ятровь.  Созвучно со свекровка, свекровь. И тут мы подбираемся к главной семейной оппозиции: свекровь-невестка. Судя по нашим пословицам и поговоркам, невестке не позавидуешь. Она ещё и на порог не ступила, а родственники мужа уже сокрушаются и друг на друга страх нагоняют - Свёкор говорит: нам медведицу ведут, свекровь говорит: людоедицу ведут, деверья говорят: нам неткаху ведут, золовки говорят: нам непряху ведут. Те еще ожидания! Что уж после этого удивляться, если невестку начинают притеснять. Очевидно, для профилактики. На молодой хозяйке, как правило, хлопоты по хозяйству, её долг снять со свекрови все заботы: невестка в дом – свекровка на печь. Казалось бы, лежи, отдыхай. Но что фиксирует пословица? За невесткой зорко следят: Свекровь на печи, что собака на цепи. У лихой свекрови и сзади глаза.  Все её погоняют, упрекают: Наша невестка всё трескат, мёд, так и тот жрёт. Нет нужды невестке, что деверь не ел: хоть ешь, хоть сохни, хоть так издохни, хоть жри, хоть не жри, хоть так умри.  А невестка жалуется, слезы льёт: Свёкор драчлив, свекровь ворчлива, деверь журит, золовка мутит. Свекровь – гроза, выест глаза. Вот что удивительно: свекровь ведь сама когда-то невесткой была, могла бы как-нибудь помягче... Так нет же, как будто отыгрывается: не верит, следит, ругает. Невестке может попасть и за вымышленные грехи: Блудливая свекровь и невестке не верит. Но время идёт, свекровь стареет, переходит в статус бабушки, невестка умнеет, становится матерью и потихоньку прибирает к рукам хозяйство, получает бразды правления. Теперь она хозяйка в доме, командует и мужем, и детьми. Скоро и сама свекровью станет…

Однако за рутиной семейной жизни не следует забывать о том этапе любви, который предшествует замужеству-женитьбе, о периоде ухаживаний. В нём немало интересных с точки зрения русского языка наименований. Например, зазноба, родственное слову «знобит». Зазноба – та, от которой озноб, мурашки по коже. Просто сам не свой удалой молодец. То жарко ему, то холодно. Страстью охваченный, он весь пылает: Сердце мое так и кидает в жар… Прямо любовная лихорадка какая-то! Зазноба, милая, любушка, желанная… Каких только ласковых слов не говорит влюбленный удалец. Кстати, именно стихотворение «Удалец» С. Рыскина когда-то легло в основу известной песни про зазнобу:

Живет моя зазноба в высоком терему;
В высокий этот терем нет ходу никому;
Но я нежданным гостем настанет только ночь -
К желанной во светлицу пожаловать не прочь!..
Без шапки-невидимки пройду я в гости к ней,
Была бы только ночка сегодня потемней!..

Упомянем еще одно ласковое наименование - ладушка, лада. Между прочим, ладой можно было называть не только любимую, но и любимого. А милые детушки – ладушки. И сразу логика появляется в известных с детства стишках:

- Ладушки, ладушки, где были?
- У бабушки!

На ум сразу приходит глагол «ладить», то есть жить в мире, в любви. А ещё песня вспоминается: «Хмуриться не надо, Лада…». Женское имя Лада имеет древние корни, ведь Лада – это божество в славянской мифологии, богиня весны, покровительница любви. Такая славянская Афродита.

К сожалению, многие термины родства забылись, ушли в разряд пассивной лексики. С чем это связано? Прежде всего с тем, что современные семьи разобщены: родственники живут отдельно, видятся редко, общаются мало: только по большим праздникам или, наоборот, в дни скорби. Нет регулярных шумных воскресных застолий с песнями и танцами, привычки родниться, проводить выходные в кругу большой семьи. А жаль.

 Семьи сейчас стали детоцентричны, и даже именование родственников идёт по принципу «Кто ты нашему ребёнку». Родился малыш, и сразу тесть, тёща, свёкр и свекровь становятся дедушками и бабушками. Братья и сёстры обоих родителей – дядями и тётями. Наверное, не так много семей осталось, где делают различие и называют тётей только сестру отца, а сестру матери именуют лёля. Возможно, вы слышали фразы типа: «Это моя лёля», «Скорей бы лёлька в гости приехала». Жаль, что слово не в ходу, оно довольно милое и ласковое. Чего не скажешь о таких наименованиях, как браточадо или дчерица. Неуклюжее браточадо - сын брата, племянник по брату, а дчерица – это не просто племянница, а дочка сестры, племянница по сестре. Неудобные словечки, немудрено, что они устарели.

 Иногда степень родства настолько непонятна, что появляются выражения типа «Седьмая вода на киселе». А про очень дальних родственников в шутку могут сказать: «Двоюродному забору троюродный плетень». Кроме двоюродных и троюродных есть ещё занятные определения. Вот интересный нюанс: если с братом общий отец, но разные матери, то брат единокровный, а если мать общая, а отцы разные – единоутробный.  

По мере взросления отпрыска одним из привычных источников нового именования родственников может послужить, например, какой-нибудь иностранный язык. Так мама может трансформироваться в маман, муттер или мазер, сестра – в систера, брат – в брудера. Родители в долгу не остаются и называют детей и бебиками, и киндерами (киндерятами), и чилдренами. При этом необходимо отметить, что контекст, в котором идёт подобное замещение, как правило, шутливый. Это милая внутрисемейная языковая игра, в которой даже такое именование родителей, как предки или родоки, не звучит обидно.

 Именования типа сеструха, братуха, братан, брателло – примеры сниженной лексики, демонстрирующей панибратские отношения. Причём эти слова в роли обращений могут быть адресованы подросшим чадом вовсе и не родственникам, а просто знакомым или друзьям.  

 Кстати, чадо – интересное слово, употребляемое, к сожалению, уже не так часто, как и слово домочадцы. Чадо – слово древнерусское, одного корня с глаголом чати – «начать, зачать», что позволяет проводить следующую параллель: чадо – тот, кого зачали. Чадо - начало новой жизни.

 

Автор: Тамара Скок

Проверка слова Все сервисы
  • ЖУРНАЛ «РУССКИЙ МИР.RU»
  • ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА ИМЕНИ В.В. ВИНОГРАДОВА РАН
  • День словаря
  • Фонд Русский мир
  • Словари 21 века