«Нескучный русский»
Язык и его функции. Выпуск 250
Вопрос-ответ

Подскажите, пожалуйста, как будет правильно: чай для похудЕние или похудАния?

На твоем месте я бы поступил также/ так же.

Две большие (или больших?) скатерти?

  1. Главная
  2. Публикации

«Я сама себе редактор»

Анн Колдефи-Фокар - одна из лучших, если не лучшая, современная переводчица русской литературы на французский язык. Диапазон ее творческих устремлений необъятен. Для всех увлекающихся серьезной переводной литературой ее опыт и суждения о литературном мастерстве поистине бесценны.

Анн Колдефи-Фокар

Анн Колдефи-Фокар переводила и русскую классику («Мертвые души» Гоголя, переписку Достоевского), и современную русскую литературу: «Красное колесо» Александра Солженицина, несколько романов Владимира Сорокина, в том числе «Голубое сало», «День опричника», «Теллурию».

В журнале «Иностранная литература» можно прочитать интервью с переводчицей, которое будет интересно всем увлекающимся серьезной переводной литературой, поскольку опыт Анн Колдефи-Фокар, ее суждения о литературном мастерстве поистине бесценны.

Анна Колдефи-Фокар - не только переводчик, но и преподаватель: в течение не одного десятка лет она, профессор Сорбонны, вела в университете семинары по литературному переводу. А еще она издатель, выпустивший немало книг, в том числе и русских писателей; одно из двух принадлежащих ей издательств – двуязычное и находится в Москве.

Около десяти лет назад российский Институт перевода, который уже не первый год оказывает грантовую поддержку зарубежным переводчикам современной русской литературы, учредил вместе с фондом Б. Н. Ельцина престижную переводческую премию «Read Russia», и одной из первых получила эту премию Анн Колдефи-Фокар, для которой перевод русских писателей – дело всей жизни. 

С переводчицей русской классической и современной прозы Анн Колдефи-Фокар побеседовал главный редактор журнала «Иностранная литература» Александр Ливергант. Анн рассказала, как она работает, кто ее любимые авторы, как она сама себя редактирует: во Франции института профессиональной редактуры уже давно не существует. На вполне традиционные, стандартные вопросы Анн дает весьма нестандартные ответы.

Предлагаем вашему вниманию отрывок из интервью.

А. Л. Ваш самый любимый перевод?

А. К.-Ф. Когда я переводила автобиографическую «Повесть о пустяках» художника и писателя-эмигранта Юрия Анненкова (все помнят его замечательные портреты Чуковского, Ходасевича, Ахматовой, Блока, многих других знаменитостей Серебряного века), мне все время хотелось, где бы я ни была, поскорей вернуться домой — переводить! Это повесть, где Анненков вспоминает совсем не пустяки — войну с Японией, русскую революцию, Первую мировую. «Повесть о пустяках» Анненков написал под псевдонимом, отправил ее Михаилу Осоргину, и тот решил, что автор — Евгений Замятин.

 Кроме Анненкова я получала огромное удовольствие от перевода «Заволжья» Пильняка, а также известного поэта Алексея Апухтина. Нет, стихов я не перевожу; Апухтин, оказывается, писал и прозу, ему принадлежат три таких великолепных рассказа, как «Архив графини Д.», «Между смертью и жизнью», «Дневник Павлика Дольского». Я, как теперь выражаются, «вышла» на Апухтина по рекомендации замечательного поэта и переводчика французской поэзии Натальи Стрижевской. И — продолжаю выражаться на молодежном сленге, которым, вообще говоря, пользуюсь редко, — на него «запала».

 А. Л. Самый любимый автор?

А.К.Ф. Гоголь. Я заново перевела «Шинель», «Нос», лет пятнадцать назад переперевела «Мертвые души (только первый том, правда). И у меня была, как теперь выражаются, мотивация. Предыдущие переводы — а их во Франции за два века собралось немало — были всем хороши, вот только французский читатель не смеялся… Критик и писатель Мишель Крепю сделал мне комплимент, сказав: «Как будто раньше никогда Гоголя не читал!». Кроме того, переводчики, даже вполне профессиональные, имели обыкновение сокращать оригинал: первый французский «Обломов» чуть ли не вдвое тоньше русского. Кстати говоря, существует, и давно, полный перевод «Мертвых душ» Любы Юргенсон, она приехала во Францию из России, но настолько хорошо овладела французским, что переводит русских авторов на французский и даже пишет по-французски собственные книги.

А. Л. Да, у нас то же самое. Я недавно перепереводил «Дальнейшие приключения Робинзона Крузо», и предыдущий перевод (кстати, 1904 года) «худее» оригинала едва ли не вдвое, причем по какому принципу делались сокращения, не всегда понятно. Та же история с «Лунным камнем» Уилки Коллинза. И беда в том, что эти «неполноценные» переводы постоянно переиздаются…

А. К.-Ф. Если говорить о любимых авторах, то это еще и Достоевский, конечно. Мы с Жаком Катто перевели на пару всю переписку Достоевского; шесть лет переводили.

А. Л. Стало быть, вы переводчик и современной, и классической русской литературы?

А. К.-Ф. Да, причем в такой вот причудливой последовательности: начала с литературы 20-х годов (Пильняк), потом увлеклась русской прозой ХХ века (Солженицын), потом современной русской прозой (Сорокин), а уж потом взялась за классику (Достоевский)…

Полный текст интервью с Анн Колдефи-Фокар читайте в мартовском номере журнала онлайн на Литрес. «ИЛ», № 3, 2023, стр. 273.

Доступны для скачивания и чтения все номера за 2023 год. Печатную версию журнала можно заказать на сайте магазина «Лабиринт».

Предполагается, что в журнале «Иностранная литература» будут регулярно размещаться беседы с известными переводчиками русской литературы в рубриках «Наши интервью» и «Трибуна переводчика».

Проверка слова Все сервисы
  • ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА ИМЕНИ В.В. ВИНОГРАДОВА РАН
  • Грамота ру
  • Фонд Русский мир
  • ЖУРНАЛ «РУССКИЙ МИР.RU»
  • День словаря