«Нескучный русский»
Язык и его функции. Выпуск 250
Вопрос-ответ

Здравствуйте. Нужно ли склонять первое слово в сочетании "театр-студия"?

Добрый день! У меня, уж простите, сразу несколько вопросов: сдаем книжку, и возникли разногласия. 1. ...половина территории которой(,) по любым расчетам(,) лежит в пределах полуострова. 2. Здесь, а не где-нибудь еще(,) образовалось крупнейшее в мире средоточие... 3. Иными словами, обязательно ли повторять путь ошибок(,) или мир требует других рецептов? Тут ли... или - повторяющиеся союзы, но предложение-то вопросительное. 4. Матушка-Русь - устойчивое выражение, пишется через дефис, а мать-Россия, мать-Болгария? Спасибо за помощь. Удачи Вам и с праздниками!

Внештатный или нештатный корреспондент?

  1. Главная
  2. Новости

ЮрМиф. К столетию Лотмана

Юрия Михайловича Лотмана часто звали сокращенно – ЮрМих. Панибратство? Вовсе нет. О ком ещё из именитых филологов коллеги слагали стихи? О Лотмане, намекая на то, что он человек-легенда, сочинили:
Всех филологов затмив,
Был ЮрМих, а стал ЮрМиф.

Ю.И. Лотман. Изображение: edu54.ru

Эти и другие стихотворные строки принадлежат перу давнего друга и соратника Лотмана – Леонида Столовича. Посвящённые известному ученому-литературоведу, они говорят об удивительном размахе его личности.

В СССР было популярно определение «градообразующее предприятие». Его давали тем заводам, фабрикам, комбинатам, чья деятельность становилась важной для города, служила основанием для его расцвета, развития инфраструктуры. Лотмана называли градообразующим человеком: Тартуская семиотическая школа сделала известным не только имя основателя, но и вывела на особый уровень и Тартуский университет, и сам Тарту. Этот город в восточной Эстонии (в прошлом известный как Юрьев и Дерпт) в мировых научных кругах соотносится прежде всего с лотмановскими прорывными открытиями. В городе чтят Лотмана за его вклад в создание уникального научного пространства: «И счастлив ты, что в Тарту ты живёшь./ Бог дал или не дал тебе таланта./ Когда вдруг встретишь Лотмана, поймёшь/ Того, кто видел в Кёнигсберге Канта».

На площади перед библиотекой Тартуского университета есть оригинальный фонтан, воссоздающий характерный профиль Лотмана, его пышные усы и шевелюру, а сама идея нестандартного памятника, по всей видимости, соотносит стихию воды со свободным и вечным движением человеческой мысли.

Памятник Ю.М. Лотману в Тарту. Изображение: edu54.ru

Студенты Лотмана вспоминают, что многое на первых порах в его лекциях им понять не удавалось, но возникало желание немедленно бежать в библиотеку, читать, погружаться в тему. Библиотека располагалась в старинном здании, когда-то принадлежавшем церкви, и обладала особенной атмосферой: там витал высокий дух. И университет с его богатой историей, и библиотечное пространство, и коллектив уникальных преподавателей, царящих на факультете – всё это наполняло студентов-филологов настоящим восхищением. Лотмановские студенты вспоминают, что они старались учиться лучше, стремились попасть на семинар к Юрию Михайловичу и испытывали настоящий восторг от осознания того, какого уровня ученый делится с ними своими мыслями. А преподавателем Лотман был гениальным: глубокий ум, артистизм, искрометный юмор, понимание человеческой природы, педагогический талант и исключительная порядочность.

Воплощенная интеллигентность

По свидетельству тех, кто знал ЮрМиха, он всегда был предупредителен и вежлив. Здороваясь, приветливо приподнимал шляпу, к студентам обращался только на Вы, к коллегам – исключительно по имени и отчеству. В работе, в общении честность и чистота помыслов – вот что особенно его отличало. Никакой фальши.

Ю.М. Лотман. Изображение: soreal.ru

Цельность его натуры становилась особенно явной в периоды испытаний. А их на долю Лотмана выпало немало. В армию Юрий Михайлович был призван еще до войны, и это обстоятельство, по словам близких, спасло ему жизнь: он был подготовленным бойцом, умевшим воевать. За всю войну он, будучи связистом на передовой и часто попадая под обстрелы, ни разу не был ранен. Но всего важнее для Лотмана как человека порядочного был тот факт, что военное время освободило людей от мучительного душевного гнёта периода чисток, доносов, страха и репрессий, когда все нравственные ориентиры в обществе сместились. На войне же все было ясно, по-честному. Но потом, к сожалению, смутные времена вернулись: борьба с космополитизмом, негласный запрет на свободомыслие…

Ю.М. Лотман. Звание: сержант.
Награды: 2 ордена Отечественной войны II степени, орден Красной Звезды, медаль «За отвагу»,
медаль «За боевые заслуги», медаль "За оборону Москвы", медаль "За оборону Сталенграда" и др. медали.
Изображение: jewmil.com

«Интеллигентный человек часто является самой первой жертвой разнообразных репрессий. И мы можем видеть на многочисленных примерах, как разного рода диктаторские режимы убирают в первую очередь эту группу людей… Интеллигентных людей мало. А почему? Во-первых, потому, что мало людей одаренных. Еще меньше людей высоко талантливых. А человек гениальный и высоко одаренный попадается редко», - эти слова Лотмана в полной мере относятся к нему самому. Талантливому выпускнику Ленинградского университета не нашлось места на факультете, и Лотман в 1950 году приезжает в Тарту, который станет судьбоносным городом для него. Здесь он женился, обзавелся семьей, вырастил троих сыновей. Старший, Михаил – пошел по стопам отца и стал профессором семиотики, средний, Григорий – художником, а младший, Алексей – биологом. Об основных принципах родительского воспитания они вспоминают в таких словах: надо стараться, нельзя трусить, нужно преодолевать собственную лень, бороться с недостатками, быть хорошими людьми. По свидетельству сыновей, мать и отец с большой нежностью относились друг к другу, что не мешало им страстно спорить по разным принципиальным вопросам как в области литературоведения, так и касательно организации детского питания.

Зара Минц и Юрий Лотман. Фото из личного архива проф. Л.Н. Киселевой. Изображение: ruthenia.ru

Надо сказать, что, по воспоминаниям соратников и учеников, двое маститых учёных – Юрий Лотман и его жена Зара Минц – несмотря на свою известность и весомость в мире науки, жили очень скромно. Выражение «В быте прочитывается бытие» по отношению к жизненным устоям четы литературоведов сводилось к таким понятиям, как простота и непритязательность: минимальные бытовые удобства, отсутствие телефона и горячей воды, печное отопление, за которое отвечал сам Юрий Михайлович, множество книг, рукописи и заметки на столе.

Дом на Бурденко. Вот звонок у двери.
Легенда приглашает вас рукой,
Другой мешая в печке кочергой,
И лапу вам дает на счастье Джерри…

Их дом всегда был открыт и гостеприимен. В этой интеллигентной семье могли накормить и утешить, вдохновить и подбодрить, здесь разворачивались научные дискуссии и велись жаркие споры об искусстве, истории, культуре и философии. Сообщество людей интеллигентных – это, по Лотману, не только собрание людей учтивых, но еще и сообщество соратников, способных оказывать действенную помощь друг другу и смело идти вперед. Именно поэтому некоторые аспиранты у Лотмана получали понимание и поддержку в ситуациях, когда их прорывные идеи казались другим университетским кафедрам слишком дерзкими.

Юрий Михайлович Лотман. Изображение: interesnyefakty.org

Внутри мыслящих миров

Возглавляемая Лотманом Тартуская семиотическая школа совершила прорыв в научном направлении, касающемся знаковых систем и их воплощения, взаимодействия в разных сферах. Вся жизнь семиотична, но всерьез в теории до Лотмана это не изучалось. Как преломляется текст в сознании автора, зрителя, читателя, слушателя? В какие взаимоотношения вступает мысль воспринимающего информацию с мыслью передающего? Какие культурные, социальные, духовные коды вступают во взаимодействие? Внимание к этим вопросам позволило рассматривать науку и искусство в новом ракурсе: не как разнополярные, а как единые сферы.  «Наука и искусство – два глаза человеческой культуры», – провозглашал Лотман. Произведения искусства и плоды научной мысли – это тот фундамент, который лежит в основе мировой культуры, общечеловеческого Текста, важного послания, в котором значимо каждое высказывание. Символ, знак в данном контексте становится межкультурным кодом, расшифровывать который и постигать стремится всякий мыслящий человек. При этом даже крест, круг, пентаграмма и другие «элементарные по своему выражению символы обладают большей культурно-смысловой ёмкостью, чем сложные»: мы их додумываем и расшифровываем веками, они становятся «символическим ядром культуры» и говорят о её «символизирующей или несимволизирующей ориентации».

Ю.М. Лотман. Фото из личного архива проф. Л.Н. Киселевой. Изображение: ruthenia.ru

Семиотика – это еще и про некий всемирный диалог, разговор эпох, причем в самых разных воплощениях: диалоги художников, переклички писателей, философские направления, литературные течения, сюжетные трансформации, реминисценции, аллюзии… Речь идет о законах эффективной коммуникации, и не важно – это взаимодействие в сфере искусства или в области обыденного общения, принцип один: в разнице и противоречиях скрыта движущая сила: «Не только понимание, но и непонимание является необходимым и полезным условием коммуникации. Текст абсолютно понятный есть вместе с тем текст абсолютно бесполезный. Абсолютно понятный и понимающий собеседник был бы удобен, но не нужен, так как являлся бы механической копией моего “я” и от общения с ним мои сведения не увеличились бы, как от перекладывания кошелька из одно кармана в другой не возрастает сумма наличных денег. Не случайно ситуация диалога не стирает, а закрепляет, делает значимой индивидуальную специфику участников».

Этот поликультурный диалог, который «всегда немного сражение», позволяет человеку пройти «непройденные дороги», дает возможность «пережить непережитое», расширить горизонты познания мира. Лотман сравнивал семиосферу с биосферой, в которой все элементы взаимосвязаны, соподчинены, имеют свою историю и вписаны в общий контекст.

Ю.М. Лотман. Изображение: fb.ru

Будучи не только филологом-структуралистом, но и блестящим пропагандистом культуры, Юрий Михайлович создал фундаментальные труды, на которые опирались его современники и опираются последователи, причем тематический разброс поражает: это книги о структуре художественного текста, его анализе; новаторские исследования о семиотике кино и проблемах киноэстетики; материалы в области теории литературы, статьи по типологии культуры… Всем известен подробнейший лотмановский комментарий к роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин»,  а за создание биографии поэта Лотман был удостоен Пушкинской премии.

Вклад Юрия Михайловича Лотмана в науку высоко оценен на родине и за рубежом: будучи академиком АН ЭССР, он был избран также членом Британской и Норвежской академий наук, а также ряда интернациональных научных обществ и редколлегий международных журналов. Но самое важное то, что этот выдающийся ученый и в личностном плане был человеком одаренным. Каждый, кто знал Юрия Михайловича, говорит, что он был прекрасным человеком.

О важности культуры

Ю.М. Лотман. Фото из личного архива проф. Л.Н. Киселевой. Изображение: ruthenia.ru

Культура и интеллигентность для Лотмана – нерасторжимые понятия. Культура – как то, что создано человеком в духовной сфере, – связана прежде всего с идеями, представлениями, эмоциями, и порой развитие научно-технического прогресса происходит одновременно с регрессом, откатом культуры. Культура воспринимается как экология духа, которая позволяет человечеству выживать в нравственном плане, а интеллигентность – это психологическое свойство, которое может принадлежать любому человеку и проявляется как вежливость, чуткость, способность страдать и сопереживать, «человек чувствует, что у него душа есть».

Оппозиция интеллигентности – хамство. Грубость, хулиганство, неумение себя вести – это проявления хамства, а что же в основе? Почему человек получает удовольствие от того, что хамит кому-то, отвечает грубостью на учтивость, говорит и ведет себя агрессивно? Так, по мнению Лотмана, проявляется психология раба, лакея, холопа, и дело вовсе не в социальном статусе. «Это психология человека, которого унижали, который сам себя не уважает и стремится компенсировать своё внутреннее неуважение, унижая других людей. Человек живет серой жизнью, скучной, а скука порождается неодаренностью. И сочетание неодаренности с социальной заброшенностью, с униженностью порождает комплекс трущоб, комплекс разрушительный, который прорывается в форме хамства».

Ю.М. Лотман. Фото из личного архива проф. Л.Н. Киселевой. Изображение: ruthenia.ru

Анализируя природу хамства в своих знаменитых телебеседах, Лотман упоминает и так называемый «комплекс оккупанта», а в качестве примера приводит эпизод времен войны, когда немцы вели себя непотребно на завоеванных территориях. Из бесед с пленным немецким ефрейтором, который признался, что дома бы так себя ни за что не вёл, стало ясно, что проявлением хамства и неуважения по отношению к зависящим от тебя людям серая солдатская масса старалась компенсировать собственное многолетнее унижение. Став «господином», оккупант не имеет достаточного уровня культуры, чтобы справиться с новым своим положением, более того, он вычеркивает из жизни те культурные навыки, которыми обладал ранее. Свою культуру вычеркнул, к чужой не приобщился, и он этим упивается: ограничения и культурные рамки сняты, нравственные законы попраны, ничего не стыдно, полная свобода. Это и есть хамство. И, по Лотману, мировой милитаризм способствует распространению поведения вседозволенности, тотального хамства. Противоядием же ему может быть только интеллигентность, свойство, которое является показателем человеческой культуры.

В качестве доказательства своей мысли Лотман цитирует выдержки из письма А. П. Чехова своему брату: «Воспитанные люди, по моему мнению, должны удовлетворять следующим условиям: они уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы; они сострадательны не к одним только нищим и кошкам, они болеют душой от того, чего не увидишь простым глазом; они уважают чужую собственность, а потому и платят долги; они чистосердечны и боятся лжи, как огня... Они не болтливы и не лезут с откровенностями, когда их не спрашивают; они не уничижают себя с тою целью, чтобы вызвать в другом сочувствие; они не суетны; если они имеют в себе талант, то уважают его. Они жертвуют для него покоем, женщинами, вином, суетой... Они горды своим талантом; они воспитывают в себе эстетику… Тут нужны беспрерывный дневной и ночной труд, вечное чтение, штудировка, воля... Тут дорог каждый час».

Ю.М. Лотман. Фото из личного архива проф. Л.Н. Киселевой. Изображение: ruthenia.ru

Ю. М. Лотман считал, что врагом культуры является «обыкновенное пошлое зло, которое своей природы не осознает, а просто так живет», и в качестве примера такого каждодневного зла приводит бюрократию, психологически построенную на хамстве: развалиться, когда перед тобой стоят, отвечать грубостью на вежливость, заставлять ждать… Это стало, к сожалению, формой распространенной «социальной позиции, которая ничего другого выделить не может». И очень важно в течение жизни учиться уважать себя и другого, не отступаться от нравственной культуры и по-чеховски выдавливать из себя по капле ненавистного раба.

Для Ю. М. Лотмана было важно в изучаемых авторах и в деятелях русской культуры отмечать для студентов хорошее и плохое, учить молодых людей анализировать, сравнивать, понимать. Таким образом он превращал филологическое обучение в душевное воспитание, когда, помимо образования, человек получал еще и «прививку от подлости», учился мыслить широко и различать в полифонии мира правдивые и фальшивые ноты. А это весьма полезный навык.

 

Автор: Тамара Скок

Проверка слова Все сервисы
  • ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА ИМЕНИ В.В. ВИНОГРАДОВА РАН
  • Словари 21 века
  • Фонд Русский мир
  • ЖУРНАЛ «РУССКИЙ МИР.RU»
  • Грамота ру