«Нескучный русский»
Язык и его функции. Выпуск 250
Вопрос-ответ

Он ведет себя как маленький. Нужна ли запятая?

Как просклонять женское имя Любовь?

Он, бесспорно, выделялся среди других. Все верно?

  1. Главная
  2. Новости

«Секретная миссия»

Журнал «Иностранная литература» предлагает вниманию читателей «Секретную миссию» французского писателя Жана Эшноза (р. 1947) – авантюрный шпионский роман с лихо закрученным сюжетом и вкраплениями остроумной литературной игры, пародирующей приемы массовой культуры.

Жан Эшноз – один из самых ярких французских писателей современности. Он с юных лет увлекался джазовой музыкой и чтением детективов. Возможно, именно поэтому, начав писать, Эшноз посвятил себя жанру иронического и пародийного детектива. Свою первую книгу, «Гринвичский меридиан», опубликовал в двадцать два года, а за роман «Высокие блондинки» был удостоен Гонкуровской премии в 1999 году.

Жан Эшноз продолжает традицию «нового романа», являясь тонким стилистом, он большое внимание уделяет художественному эксперименту. Комбинируя различные формы и жанры, пародируя «шаблоны» массовой литературы, писателю удается создавать свою собственную вселенную.

Детективный роман Эшноза «Секретная миссия» – это умственная «зарядка». Открыть этот роман – значит, быть готовым к тому, что его повествование с самого начала собьет с толку. Автор вводит множество персонажей (не раскрывая единовременно их настоящих имен и истинных мотивов), которые путем сонма неожиданных хитросплетений сходятся в одной точке на карте нашего мира. Развивается сюжет настолько стремительно (писатель не стесняется приема «сухого» монтажа), что читатель не сразу понимает, как из тривиального похищения и последующего за ним требования выкупа история выросла в пугающую миссию куда большего масштаба.

В «Секретной миссии» читатель следует за фразами и шагами дилетантов (ощутим дисбаланс между ничтожностью героев и необъятным пространством обстановки). Вместе с героями мы попадаем в круговерть событий, происходящих в Париже и окрестностях, в Пхеньяне и среди минных полей, в Сеуле… и снова в Париже.

Автор же любит зачастую врываться в повествование, тем самым то отдаляя читателя от персонажей и истории, то вновь приближая к ним. В этом романе нет ни положительных, ни отрицательных героев, есть люди, иногда дикие, иногда скромные, иногда глуповатые, иногда находчивые.

Предлагаем вашему вниманию фрагмент романа. Перевод с французского Ирины Волевич.

– Я хочу женщину! – объявил генерал. – Мне нужна женщина, вам ясно?

– В данном случае вы не одиноки, – с улыбочкой ответил Поль Обжá.

– Избавьте меня от ваших вольностей, Обжа, – сурово отрезал генерал, – я не шучу! Держите себя в рамках, черт возьми!

Улыбка Обжа мгновенно растаяла:

– Прошу простить, господин генерал.

– Ладно, забудем, – ответил его начальник. – Давайте поразмышляем.

Время близится к полудню. Собеседники размышляют, сидя по обе стороны зеленого металлического секретера – казенного старозаветного секретера с ящиками и откидной крышкой, рабочего места генерала. Сейчас крышка этого предмета обстановки занята только выключенной настольной лампой, коробкой сигар “Panter Tango”, пустой пепельницей и древним, сильно потрепанным бюваром, который, судя по всему, содержит энное количество завершенных, уже ненужных дел, начиная, скажем, с досье Бен Барки.

Зеленый секретер занимает все заднее пространство этого служебного помещения, чье окно выходит на казарменный мощеный двор; кроме него здесь имеются два стула с металлическими ножками и сиденьями с обивкой из ская, три шкафа-картотеки с отложенными досье и старый, громоздкий, замызганный компьютер на отдельном столике. Весь этот интерьер отнюдь не выглядит современным, и даже кресло генерала не очень-то презентабельно: металлические подлокотники заржавлены, из продранных уголков сиденья вылезают клочья полиуретанового наполнителя первого поколения.

Часы на колокольне ближайшей церкви Нотр-Дам-дез-Отаж наконец-то пробили полдень. Генерал вытащил из коробки сигару, рассмотрел ее, помял, понюхал и лишь потом уложил в портсигар.

– Да, женщина... – повторил он вполголоса, словно говоря с самим собой. Потом сказал, уже громче: – Но не просто женщина! И, главное, не первая попавшаяся стажерка, каких всюду полно. А кто-то, не имеющий абсолютно никакого отношения к сети, вы понимаете?

– Н-н-не совсем, – поневоле признался Обжа.

– Нужна невинная простушка, – объявил генерал, – которая ни черта в нашем деле не смыслит, выполняет все, что приказано, не задает лишних вопросов. И желательно хорошенькая.

– Многовато требований, – замечает Обжа, – такую нелегко будет найти.

– Я знаю, – согласился генерал, снова приоткрыл свою коробку “Panter Tango”, любовно посмотрел на содержимое и бережно прикрыл ее. Тем временем Поль Обжа оглядывал давно не крашенные стены комнаты, почти сплошь покрытые целыми созвездиями самых разнообразных документов: более или менее четких фотографий всяких людей, предметов или мест, кое-где соединенных между собой стрелками, начертанными фломастером, регистрационных карточек на двойных прищепках, каких-то непонятных схем, газетных вырезок, списков имен, географических карт, испещренных линиями; все это утыкано разноцветными, в зависимости от значения, кнопками. Официальный портрет президента республики. И ничего личного – ни семейных снимков, ни открыток, какие обычно присылают коллеги в отпускное время, ни репродукций картин Ван Гога и прочего хлама.

Давайте откажемся от соображений секретности – в частности, от соблюдения военной тайны, – и уточним для начала все, что касается данного офицера. Итак: генерал Буржо, шестидесяти восьми лет, старейший сотрудник “Аксьон” (разработка и осуществление секретных операций), специализируется на внедрении в оные операции и выведении из них личностей, причастных к разведывательной деятельности. Лицо суровое, взгляд холодный, но не будем вдаваться в детали, позже мы еще вернемся к его внешности. Ввиду долголетней службы и высокого звания, круг обязанностей генерала постепенно сужается, хотя, с учетом прошлых заслуг, ему оставили кабинет, ординарца и прежнее жалованье в полном объеме, отобрав, правда, служебную машину. Но Буржо вовсе не собирается сдавать оружие и продолжает потихоньку организовывать кое-какие операции, дабы не потерять сноровку. Ради того, чтобы хоть чем-то заниматься. Ради Франции.

Сидящий перед ним человек, также в гражданской одежде – Поль Обжа – представляет собой довольно красивого мужчину вполовину моложе генерала, с мягким голосом, спокойным взглядом и вечной еле заметной улыбочкой, внушающей как доверие, так и прямо противоположное чувство; временами в нем можно уловить сходство с актером Билли Бобом Торнтоном.

– Кажется, у меня есть одна идея, – сказал Обжа.

– Ну-ну, поделитесь-ка, – подбодрил его генерал, вслед за чем частично раскрыл свой проект: – Видите ли, как только мы найдем подходящую кандидатуру, ее прежде всего необходимо подвергнуть чему-то вроде чистки. То есть полностью изолировать от общества на какое-то время, перед тем как она приступит к делу. Это будет, так сказать, очищение изоляцией. В таких случаях личность человека претерпевает некоторые изменения. Я не хочу сказать, что изоляция разрушает характер, просто она делает его более податливым.

– Что вы имеете в виду под словом “податливый”? – спросил Обжа. – Я не совсем его понимаю.

– Ну, иначе говоря, управляемый, покорный, мягкий, гибкий, – уточнил генерал. – Теперь вам ясно?

– Ясно, – ответил Обжа. – Мне кажется, я понял. Более того, это навело меня на множество мыслей...

– Только смотрите не перестарайтесь, – осадил его генерал, вслед за чем развил свою идею поподробнее: – Когда я вам говорю об этом “очистительном” процессе, который полагаю необходимым, недурно было бы начать с легкого шока, слегка припугнуть эту особу. Но, разумеется, не прибегая к крайним мерам.

– Само собой, господин генерал, – ответил Обжа, снова улыбнувшись. – Мне даже кажется, что моя идея уже стала обретать конкретные очертания. И теперь, когда вы вкратце ознакомили меня с вашим планом, она имеет все шансы превратиться даже в очень удачную идею. Итак, есть некая особа, которая могла бы полностью нас устроить. Подходящая внешность, довольно общительна и мила – такая вполне могла бы, как вы сказали, оказаться полезной. И при умелой подготовке дело должно пойти.

– Но она хотя бы хорошенькая? – настойчиво спросил генерал.

– Очень недурна собой, – заверил его Обжа.

– А вы ее хорошо знаете?

– Не так чтобы хорошо… – признался Обжа. – Как-то раз я встретил ее у одних людей, и она произвела на меня впечатление, но, главное, мы с ней незнакомы.

– Прекрасно, – одобрительно сказал генерал, – вот первое и необходимое условие, ведь речь идет о сложной операции, и этот вопрос крайне важен.

– Вполне согласен, – признал Обжа, – но скажите, вы еще не проголодались? Мне тут присоветовали один недурной ресторан, совсем недалеко, рядом со станцией “Журден”, отсюда прямая линия метро.

– Эх, жаль, что у меня больше нет машины, – вспомнил генерал, – ну да ладно, доберемся и так.

Он вынул из коробки еще одну сигару и сунул ее в нагрудный карман, после чего они оба натянули плащи – аспидного цвета у старшего, жемчужно-серого у младшего, хотя на бульваре Мортье, в двадцатом округе Парижа, где они находились, дождем и не пахло, – и зашагали к станции метро “Порт де Лила”, расположенной в четырехстах метрах от казармы. Генерал Буржо похвалил Поля Обжа, не глядя на него, ворчливым и почти строгим тоном, плохо сочетавшимся с его словами:

– Я знал, что могу на вас положиться, Обжа, у вас часто возникают удачные идеи, вы мне уже оказали множество ценных услуг. И знаете, Обжа, вы мне очень нравитесь.

Обжа, прекрасно изучивший своего начальника, не стал сдерживать эмоции и радостно встрепенулся, услышав это заявление.

В ресторане, отведав салат со свиными ушками, а следом – говяжье жаркое, генерал осведомился:

– Ну-с, так что там с вашей милой особой?

– Я сегодня же займусь поисками, – пообещал Обжа. – Сперва мне нужно ее “запеленговать” и сделать два-три звонка. Но чем больше я о ней думаю, тем больше убеждаюсь, что она вполне сгодится для нашего дела. Да так сгодится, что вы даже представить себе не можете. Мне будет нетрудно ее разыскать. Я даже примерно знаю, где именно.

– И где же? – рассеянно спросил генерал, отщипывая кусочек от свиного уха.

– В пятнадцатом округе, – ответил Обжа, – в районе Шайо.

– Красивое местечко, – одобрил генерал. – Мирное такое, но… чуточку унылое, вы не находите? В общем, так о нем обычно отзываются. Лично я всегда жил рядом с Обсерваторией, в доме на первом этаже, под окнами садик[1], и прекрасно там себя чувствую. А вы, Обжа, вы в каком квартале обитаете?

– Ну… как вам сказать, господин генерал… – замялся Обжа, – пока мне трудно ответить на этот вопрос. В общем, сейчас я выбираю между несколькими новыми вариантами жилья.

 

Читайте детективный роман Жана Эшноза «Секретная миссия» в журнале «Иностранная литература», № 1, 2023.

Узнать больше о журнале «Иностранная литература» и оформить подписку можно здесь: inostranka.ru, vk.com/journalinostranka.

Доступны для скачивания и чтения все номера за 2023 год. Печатную версию журнала можно заказать на сайте магазина «Лабиринт».

Люксембургский сад, расположенный в престижном квартале Парижа.

Проверка слова Все сервисы
  • Словари 21 века
  • День словаря
  • Институт Пушкина
  • ЖУРНАЛ «РУССКИЙ МИР.RU»
  • Грамота ру